?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Про уважение
tvorit
Текст Ольги Нечаевой:

"А еще я подумала (вдогонку к одной дискуссии), именно уважение почему-то для нас (выходцев русскоязычного пространства) - сложная форма отношений. Мы можем любить, ненавидеть, терпеть, презирать, но уважать, как высказалась моя оппонент "можно только того, кто старше и умнее, потому что уважение - это преклонение".
Но уважение - это не преклонение. Это принятие границ, пути, и выбора другого, даже если они тебе совершенно не близки. Это некое внутреннее решение не впускать эмоции и оценки в то, как ты ведешь себя по отношению к другому, это право другого на быть, как ему видится.

Это очень сложно, потому что если мы беремся уважать ребенка, например, то нам придется принять такие неожиданные факты, что он с нами не согласен. И не видит в нас авторитета, например. И имеет собственное мнение. И не хочет заниматься музыкой. И не готов целовать любимую бабушку и читать стишок на стульчике по требованию. И ссорится с нами - да - прямо вот в лицо говорит неприятное и топает ногой! И надо как-то это принять, что нельзя наорать в лицо "ануштоясказалаааааа!", и искать другие способы, и они могут не получится, и ты останешься с этим, и все равно нельзя наорать в лицо.
Принять такое означает - что нам прийдется встретиться лицом к лицу с фактом, что мы не можем договориться с ребенком. И искать этому причины, и способы. Уважение вынуждает нас бесконечно встречаться с тщетностью попыток вершить чужую жизнь, и жить с этой тщетностью в обнимку.

Человеческие отношения так странно устроены, что мы теряем то, что отбираем у другого, и обретаем то, что даем. Нельзя унижать другого, и сохранить достоинство. Нельзя хамить, не превратившись в хама. Нельзя третировать и не быть агрессором.

Если мы не уважаем ребенка (да или взрослого), мы теряем собственное уважение. Если мы унижаем, манипулируем, шантажируем - мы становимся манипулятором и шантажистом. Давая и даря силу, принятие, поддержку - мы обретаем силу, мудрость, благородство. И чем больше мы дарим ее, тем больше ее у нас, и тем больше у ребенка, и наоборот.

Достаточно одного маленького шага в нужную сторону: извиниться, когда этого делать не хочется. Не уйти в шантаж, когда это так удобно. Поступая, как тот человек, каким мы бы хотели быть, мы становимся тем, кем бы мы хотели быть. Это не интуитивное знание, это внутренний настрой. У меня часто случаются моменты, когда мне хочется отменить, отобрать, наорать. Но я спрашиваю себя, "разве это поступок уважения и доверия?". И я знаю ответ. И не поступаю так.

С детьми страшно, насколько легко и эффективно можно ломать, крушить и строить под себя. Вся фрустрация отсутствия контроля в ежедневной жизни может вылиться в детей: уж тут можно рыкнуть и сделать по-своему, не утруждаясь поиском подхода. Но нужно утрудиться. Нужно усложнить себе жизнь и не ломать, хотя это легко, эффективно и почти безнаказанно. Но нужно остановиться и сделать по-сложному. Правильно. Так рождается уважение. Только так я смогу смотреть себе в глаза и уважать себя."