Previous Entry Share Next Entry
Родительство - работа
tvorit

Последнее время много цитирую Ольгу Нечаеву, но так уж получается.
Мне очень понравилась ее недавняя запись на ФБ и хочется сохранить, особенно про ответственность!
"...Родительство - это труд. И это не обязано быть плохим словом. Я и дело свое люблю, и мысли , и начинания, и родительство - хотя оно нелегко. Я не боюсь труда, мне интересно сделать хорошо, найти себя в том, что совершенно не мое. Для меня челлендж - справиться с некомфортной ситуацией, научиться находить в ней радость, смысл, счастье. Так и с родительством. Пока я проклиная свою участь и, сжав зубы, училась быть хорошей мамой, я стала хорошей мамой и нашла в этом большое счастье и смысл.
...Скажем так, на момент прихода детских истерик в 2 года у меня было достаточно ресурса, чтобы в основном выносить их в терпении, любви и понимании. А когда не получается, я срываюсь и ору. Если успеваю словить, выхожу продышаться. Но не всегда успеваю. Потом испытываю чувство вины. И когда оно уже отпустит, иду говорить с детьми и извиняюсь. Я стараюсь не бросаться в извинения в приступе вины, мне кажется, этот маятник насилие-вина - детям совсем не нужен, я пережидаю, когда придет ощущение, что чувство вины - это те же "голоса в голове", только в обратную сторону, и его тоже нужно переждать и увидеть, и только потом говорить о своих ошибках - как взрослый, ответственный человек, который умеет прощать, и себя в том числе. Короче я жду, когда вернется разумная, сильная, взрослая мама в меня. У меня и сейчас иногда накатывает, но совсем редко, когда батарейка на нуле. Я не помню такого перехода, чтобы было ужас а потом ррраз - и стало хорошо. Как-то полосы черные-белые, а потом все больше белых и все меньше черных. Я бы тут подумала про 2 м омента. 1) - а только ли дело в ребенке. Я с ужасом думаю, что мои первые годы младенчества были "озарены" постоянной обидой, злостью, ненавистью к себе и разваливающимся браком. Отделить я это не могу, ибо до детей как-то ничего не разваливалось, но то, что дело было не только в детях - точно. Понимание этого сильно снизило градус накала. 2) надо найти смысл, свой. Это очень индивидуально. Все по-разному выходят из критических ситуаций. У меня есть несколько моих выходов, я очень легко выхожу через такую задорную злость и когда в меня не верят. Внешняя критика "ты плохая мать" вызывает у меня глубочайшую внутреннюю решимость быть лучшей мамой на свете. Упорство, "врешь, не возьмешь". Да не позволю я, чтобы Я - Я! - это классная, офигенная, сильная, упорная Я - да и не справилась с ребенком. Отказываюсь быть жертвой. Это МОЙ ребенок, МОЯ жизнь и она БУДЕТ счастливой. Костьми лягу, а сделаю. Ну и третье - чтение, понимание детей. Надо очень внимательно научиться на них смотреть. Мне это очень помогает. Вот сидеть и просто всматриваться в их бытие, в любое время. И тогда становится как-то одновременно трогательно и ужасно интересно, вот как это бытие устроено. И интересно быть мамой. Решать квесты. Помню, когда ребенок лип 24-7. Я для себя решила - я тебя переиграю. Сколько бы не просил - я дам больше. Она липнет - а я ласки. Она просит, лезет, достает - а я еще больше ласки и тепла. Не взять меня, не взять меня никак :)
Если суммировать - состояние жертвы - оно очень разрушающее. Я не позволяю себе в нем быть. Смерти надо смотреть в лицо. Трудностям - в лицо. Назло всем, в лицо, и не ныть. Вот это приносит силы. Это ответственность, она очень ресурсная."
Ну и сам изначальный Ольгин пост:
"Иногда я прихожу домой, и дети набрасываются на меня с неотработанными обидами, "а она назвала меня какашкой ыыыыы" горько плачет Данилыч и лезет на ручки "а он сам начал!!" кричит Тесса, которая и не собиралась плакать, но увидев, что ручки заняты, включает "я тоооже хочу на руууучки", и тогда я знаю, что следующие 10-20-30 минут у меня только одна работа: я глажу, целую, прижимаю, грею, обнимаю, дышу в шейку и ушки, сгребаю в кучи двух сопротивляющихся креветок, я делаю св ой голос очень теплым и очень ровным, и, пробиваясь сквозь их обвинения и пинки друг другу, говорю им о том, что они любимые, нежные, добрые, хорошие, единственные, маленькие, мои, самые, сердечки, ласковые, теплые, говорю и говорю, как заведенная, и целую, и говорю, и чувствую, как отпускают и расслабляются их спинки, как они обмякают в руках и замолкают, а потом вдруг "мам, а хочешь я тебе по-французски, скажу?". И все, как будто ничего не было.
Я что хочу сказать.
Вот когда я прихожу с работы, ресурса у меня мало. Мне безумно хочется поесть, сесть, побыть в тишине хоть 15 минут, помолчать, почитать, выпить глоток чаю. И единственное, что мне хочется в этот момент, чтобы было как-то легко и тихо, а вовсе не принять под дых без предупреждения накопленные за день обиды двух человек. Мне неестественно успокаивать. И неестественно быть теплой и терпеливой. Причем никогда, по натуре. Но я научилась, как навыку. Так же, как смотреть в глаза и внимательно слушать, так же, как зеркалить язык тела, так же, как многие другие навыки общения.
И теперь я - человек, которому они доверяют. Для которого копят обиды за день, на чьих руках можно поплакать, кто скажет то, что обычно хочется слышать, когда плачется.
Но ведь это не естественная моя способность.
Это наука, самообразование, воля, упорство и навык.
Собственно, я к тому, что вовсе необязательно быть наполненным иньской энергией цветком лотоса. Вполне можно быть агрессивной захватывающей колючкой. И все равно - хорошей мамой."

PS Всё стоящее требует усилий, времени и, конечно, желания. И можно наработать и стать и мамой "хорошей" и бабушкой "хорошей" и женой и дочерью и сестрой и тд вместо того чтобы говорить (ах, не моё, ах, не получается, ах, я другая или кивать в другую сторону дескать, а он то!). Трудиться надо, товарищи!

Сейчас модно цитировать Фаину Раневскую: " Если ты ждёшь, что кто-то примет тебя "таким, как ты есть", то ты просто ленивое муд*о. Потому что, как правило, "такой, как есть" - зрелище печальное. Меняйся, скотина. Работай над собой. Или сдохни в одиночестве. "  :)

?

Log in

No account? Create an account